Нагорно-Карабахская Республика
в свете международного права


САЙТ  ПЕРЕЕХАЛ  НА  www.karabah88.ru   

Нагорно-Карабахская Республика в свете международного права

Левон Грантович Мелик-Шахназарян
политолог, автор ряда книг и большого количества статей и публикаций по проблеме Нагорно-Карабахской Республики. В 1991-95 годах возглавлял Постоянную комиссию по внешним сношениям Верховного Совета НКР.

Ашот Хачатурович Хачатрян
правовед, автор множества статей и публикаций по проблеме Нагорно-Карабахской Республики. В 1992-93 годах возглавлял Государственное управление по национальной безопасности Нагорно-Карабахской Республики.

*****
Нагорно-Карабахская Республика в свете международного права. – Ер., Ереванский университет международных отношений имени “Анания Ширакаци”, 2006 г.
© Мелик-Шахназарян Л. Г., Хачатрян А. Х., 2006



КРАТКАЯ ПРЕДЫСТОРИЯ

Истоки проблемы Нагорного Карабаха находятся в 1918 году и кроятся в последствиях распада Российской Империи и уничтожения царской власти в этой стране. В революционном хаосе тех лет Россия потеряла немало территорий, в том числе и Закавказье, где практически сразу вспыхнули межэтнические столкновения. Самопровозглашение в конце мая 1918 года трех закавказских стран – Армении, Грузии и Азербайджана не только не способствовало успокоению ситуации, но и наоборот, послужило катализатором для взаимных территориальных претензий. Внешней причиной этого, казалось, являлось совершенно не учитывавшее этнические границы страны административное деление Российской Империи на губернии. На самом деле противостояние в Закавказье носило гораздо более глубинный и, до некоторой степени, объективный характер. В регионе происходили трудные роды нуждающегося в жизненном пространстве нового этноса, пока еще по разному называемого: кавказские тюрки, закавказские татары, а чаще еще проще – мусульмане. Пройдет без малого двадцать лет, прежде чем за ним официально установится этноним “азербайджанцы”. Это станет блестящим подтверждением гениальности замысла, согласно которому зарождающаяся страна была названа по имени соседней иранской провинции. В 1918 году Турция, породившая Азербайджанскую Демократическую Республику, избрала это название, имея в виду будущие территориальные притязания к Ирану. Затем уже, после советизации Азербайджана, преследующие те же цели большевики оставили это провокационное название. А населяющих Азербайджан кавказских тюрков назвали азербайджанцами. Интересно отметить, что тюркоязычные жители Азербайджана до сих пор не привыкли к собственному “самоназванию” и в быту продолжают называть себя мусульманами. Остальные жители этой страны: лезгины, талыши, аварцы продолжают оставаться таковыми. И лишь таты, племя иудейского вероисповедания, мимикрируют под господствующий этнос и в Азербайджане называют себя азербайджанцами. За пределами Азербайджана они, разумеется, евреи.
Весь недолгий период существования Азербайджанской Демократической Республики (июнь 1918 – апрель 1920 гг.) она вела кровопролитные бои с карабахскими армянами, так и не сумев завоевать и/или присоединить к себе богатый пастбищами регион.
Советская власть проблемы Нагорного Карабаха не решила. В чем-то подражая царской власти, игнорируя историю и границы этнического расселения, она включила армянский и, добавим, на 94% армянонаселенный Нагорный Карабах в пределы Азербайджанской ССР. Тем самым, судя по всему, преследовалась цель надеть на безусловно ориентированный на Турцию Азербайджан смирительную рубашку. А все протесты армян в Нагорном Карабахе подавлялись мощью советского карательного аппарата.
Новая волна сопротивления карабахских армян, направленная против нахождения армянского края в пределах Азербайджана, и на воссоединение с Арменией, началась в 1988 году. В отличие от событий начала века, борьба эта вначале приняла исключительно правовой характер и началась с решения сессии Областного Совета народных депутатов 20 февраля 1988 года. Несмотря на то, что решение выражалось в форме просьбы к Верховным Советам СССР, Армении и Азербайджана, а может именно по этой причине, в Баку было принято решение о переводе решения вопроса на силовую основу. Уже 26 февраля в приморском городе Сумгаит был организован геноцид армян. В результате трехдневной вакханалии были убиты 26 армян, разграблены практически все армянские дома, тысячи людей подверглись избиениям, сотни женщин были изнасилованы.
Нормы международного права не регламентируют порядок и форму народного волеизъявления самоопределяющегося народа. Для международного права безразлично, в каких формах проводится волеизъявление. Это могут быть митинги, петиции, забастовки, гражданское неповиновение или вооруженная борьба. Правомерность вооруженной освободительной войны подтверждена в резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН – 2105, 2189, 2625, 3103, 3314. Однако армянская сторона, в наивной надежде на понимание ее чаяний со стороны Азербайджана и справедливое решение проблемы, продолжала борьбу методами забастовок, митингов и голодовок.
21 ноября 1988 года во всех армянских и армянонаселенных регионах Азербайджана в одночасье начались массовые погромы и убийства армян. Из республики было депортировано свыше 420 тысяч армян. К концу ноября были выселены также и проживающие в Армении азербайджанцы, общее число которых составляло около 160 тысяч человек. Напряжение между двумя народами усиливалось и к осени 1991 года вылилось в настоящую войну.
Необходимо отметить, что за истекший период бакинские власти сделали все возможное для наступления чисто военной фазы конфликта. Так, уже в 1988 году Нагорный Карабах, являвшийся искусственным анклавом на территории Азербайджанской ССР, был подвергнут жесточайшей блокаде. Были перекрыты как наземные, так и воздушные пути сообщения. Армянский край оказался отрезанным от внешнего мира, туда не поступали продукты питания. После установления блокады Азербайджан приступил к планомерному уничтожению армянских поселений, с одновременным широкомасштабным строительством и заселением немногочисленных азербайджанонаселенных пунктов. К лету 1991 года из Нагорного Карабаха были полностью депортированы жители 24 армянских деревень, которые немедленно заселялись азербайджанцами и турками. В этих условиях армянскому населению края не оставалось другого выхода, кроме как с оружием в руках защищать свое право жить на собственной исторической родине.
В результате начавшейся войны армянской стороне удалось не только освободить часть потерянных территорий, но и занять отторгнутые у нее большевиками и не входившие в Нагорно-Карабахскую автономную область шесть районов исконного Нагорного Карабаха. В мае 1994 года министры обороны НКР, Армении и Азербайджана подписали соглашение о перемирии, которое длится до настоящего времени.
Весь истекший период Азербайджан не прекращает попыток дипломатическим путем добиться присоединения к себе всего Нагорного Карабаха. В этой борьбе бакинские власти не гнушаются ни фальсификациями очевидных фактов, ни угроз силовыми методами подчинить себе армянский край. Переписываются история и действительность, игнорируются или намеренно искажаются положения международного права. Именно с целью показать соответствие Карабахской проблемы международному праву и написана данная работа.

АЗЕРБАЙДЖАН СТРЕМИТСЯ УНАСЛЕДОВАТЬ НЕПРИЗНАННЫЕ ГРАНИЦЫ

Осенью и зимой 2005 года все чаще стали поговаривать о том, что 2006 год может стать решающим в проблеме урегулирования карабахской проблемы. Аргументы приводятся прямо-таки железобетонные: в этом году ни в Армении, ни в Азербайджане не намечаются никакие выборы, а значит, на ход переговорных процессов не могут повлиять внутриполитические проблемы. Мол, президенты Армении и Азербайджана могут согласиться на непопулярные среди населения шаги, поскольку они не могут отразиться на выборах. Оставив без комментариев очевидный факт игнорирования мнения населения и руководства НКР, в которой, кстати, также не намечаются выборы в 2006 году, обратим внимание на то, что пути решения карабахской проблемы вновь пытаются перевести на политические рельсы. Игнорирование правовых оснований для зарождения НКР однажды уже привело к широкомасштабной локальной войне, и это стремление вновь наступить на те же грабли нам не очень понятно. Кроме того, мы с полной убежденностью можем сказать, что активность населения, по крайней мере Армении и НКР, в вопросе НКР совершенно не зависит от выборов любого уровня.
Как бы там ни было, рубеж обозначен, и сегодня во втянутых в конфликт странах широко обсуждаются возможные условия достижения полноценного мира. В основном муссируется словосочетание “взаимный компромисс”, которое воспринимается исключительно в качестве односторонних территориальных уступок армянской стороной.
Между тем, стоило бы задуматься над тремя составными этой части проблемы:
1) Что именно отдавать?
2) Кому отдавать?
3) Зачем отдавать?
На первый вопрос ответить легко: Армения намерена, или ее заставляют отдать Азербайджанской Республике на сегодня фактически никому из них не принадлежащие территории. Это значит юридически навечно зафиксировать за Азербайджаном армянские территории. Те самые армянские территории, которые исстари, испокон веков известны как армянские провинции Утик и Арцах. Те самые армянские территории, за освобождение которых пролито столько молодой армянской крови. Те самые армянские территории, которые сегодня являются одним из главных гарантов безопасности армянских государств. Те самые армянские территории, на которых щедрой рукой армянских зодчих рассыпаны многочисленные армянские храмы и хачкары. Те самые армянские территории, которые в будущем нам вновь придется отвоевывать ценой армянской крови, ибо война с растущим организмом соседа, скорее всего, неминуема. Сколько бы армяне ни играли в односторонние компромиссы.
Кому отдавать? Азербайджанской Республике, признанной мировым сообществом единственно на волне эйфории от распада СССР.
Попробуем рассмотреть краткую (и короткую) историю этого политического образования. Короткую, поскольку история этой республики начинается лишь в мае 1918 года, когда, вследствие падения царской власти в России и военной поддержки Турции она получила возможность самопровозглашения.
Провозглашение нового в истории государства произошло в Тбилиси, оттуда же в Баку направилось и его правительство. Но не доехало, поскольку в Баку имелась другая власть – Диктатура Центрокаспия. Азербайджанское правительство добралось до Баку на штыках турецкой армии лишь в середине сентября 1918 года. И тут же приступило к геноциду армян Баку, вырезав за три дня свыше тридцати тысяч мирных жителей города.
Тем не менее правительство Азербайджана никогда не контролировало провозглашенную территорию этого государства. Ему не подчинились часть армянских Утика и Арцаха (Нагорного Карабаха), серьезные проблемы сложились на границе с Грузией, а также в районах компактного проживания талышей и лезгин. Фактически в Азербайджанской Демократической Республике отсутствовало территориальное верховенство – одно из главных составляющих государства – верховенство, которое государство осуществляет в пределах своей территории.
Наличие территориального верховенства означает, что власть государства является высшей властью по отношению ко всем лицам и организациям, находящимся на территории этого государства. Без наличия территориального верховенства невозможно говорить о суверенитете какого-либо государства.
Не было у азербайджанского правительства и политической самостоятельности. Так, 29 октября 1919 года бакинские власти заключили военный союз с Оттоманской Турцией. Статья 10 примечания Б этого договора предписывает, что:
“Азербайджанское Правительство обязуется не заключать какое бы то ни было соглашение с внешними Государствами без ведома и одобрения Оттоманского Правительства”.
Несмотря на указанные факты, Азербайджан неоднократно обращался с просьбой о принятии в Лигу Наций, однако именно перечисленные обстоятельства не позволили авторитетной международной организации удовлетворить эту просьбу. 6 и 9 декабря 1920 года Пятый комитет Лиги Наций представил свой отчет Ассамблее Лиги Наций, в котором четко выражалось отрицательное отношение по вопросу обращения Азербайджанской Демократической Республики о принятии в Лигу Наций. В отчетах фигурировали следующие обоснования:
“Азербайджан, судя по всему, не имеет стабильного правительства, власть которого распространялась бы на всю его территорию”; “Существуют пограничные споры с Грузией и Арменией”.
Отметим, что речь идет в том числе о тех территориях, о “возвращении” части которых Азербайджанской Республике и идут сегодня дебаты.
Понятно, конечно, что после советизации этой республики АзССР также не имела государственного суверенитета, который классифицируется международным правом как исключительная законодательная, исполнительная и судебная власть государства на его территории.
Жители всех союзных республик являлись гражданами СССР. Собственно, отсутствие государственного суверенитета у союзных республик было оговорено в Конституции СССР. Статья 73 Конституции СССР определяла:
Ведению Союза Советских Социалистических Республик в лице его высших органов государственной власти и управления подлежат:
1) обеспечение единства, законодательного урегулирования на всей территории СССР, установление основ законодательства Союза ССР и союзных республик; вопросы мира и войны, защита суверенитета, охрана государственных границ территории СССР, организация обороны, руководство вооруженными силами СССР;
2) контроль за соблюдением Конституции СССР и обеспечение соответствия конституций союзных республик Конституции СССР.

Тем не менее, хотелось бы подчеркнуть несколько моментов:
а) Нагорный Карабах и Нахиджеван посредством избираемых у себя депутатов Верховного Совета СССР сами представляли свои интересы в высшем законодательном органе Советского Союза;
б) в соответствии с Конституцией СССР, прокуроров Нагорного Карабаха и Нахиджевана, как и всех союзных республик, назначал Генеральный прокурор СССР. Это означает, что государственный надзор в Нагорном Карабахе и Нахиджеване осуществляла Москва;
в) республиканский бюджет Азербайджана утверждала Москва. Москва же выделяла средства на реализацию этого бюджета.
Так что ни о суверенитете, ни о территориальном верховенства АзССР, жители которой, кстати, являлись гражданами не Азербайджана, а СССР, не приходится говорить.
В Азербайджане, безусловно, прекрасно сознавали ущербность своего государственного образования. По этой причине, выходя из умирающего Советского Союза, они декларировали не о своей государственной независимости, что было бы естественно, а объявили о восстановлении государственной независимости Азербайджанской Республики 1918-1920гг. Подобное решение было принято единственно по причине того, что в Баку прекрасно понимали правовую некорректность пребывания Нагорного Карабаха в составе АзССР.
Мы еще рассмотрим некоторые аспекты Декларации Азербайджана, пока же отметим, что провозгласившая свою государственную независимость Нагорно-Карабахская Республика имеет ровно столько же, или даже больше, прав, сколько имела самопровозглашенная Азербайджанская Демократическая Республика в 1918-1920гг.
Как бы там ни было, провозгласив себя правопреемницей Азербайджанской Демократической Республики 1918-1920 годов, современная Азербайджанская Республика вернула себя в состояние, когда у нее не было “стабильного правительства, власть которого распространялась бы на всю ее территорию” и когда у нее существовали пограничные споры с Грузией и Арменией.
Наконец, третий вопрос данной главы: зачем отдавать Азербайджану армянские территории?
Единственным внешним основанием для подобного шага может служить лишь тот факт, что до начала конфликта в этих районах проживало абсолютное большинство тюркского населения. Однако подобный, с позволения сказать, аргумент, закрывает перед нами и нашими потомками все правовые основания требовать возврата обширнейших армянских территорий исторической Армении. Согласитесь, сегодня армянское население на большей части Восточной и во всей Западной Армении составляет исключительное меньшинство. Так что же, значит ли это, что мы потеряли все права на Карс, Ван, Ани, Багаран, Тигранакерт, Гандзак..? Конечно же нет, но если мы сами создадим юридический прецедент?
Кроме юридического казуса, сдача армянских территорий Азербайджану поставит армянские государства в исключительно уязвимое, как с морально-психологической, так и военной точек зрения, положение.
Наконец, подобная постановка вопроса, вольно или невольно, игнорирует правовое обоснование национальной принадлежности этих территорий.

ПРАВОВАЯ КОРРЕКТНОСТЬ ПРОВОЗГЛАШЕНИЯ
АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Как бы ни именовался статус нынешней Азербайджанской Республики: правопреемница Азербайджанской Демократической Республики 1918-1920 гг., или Азербайджанской ССР, добилась она современной реальности абсолютно неправовым путем. Чтобы не быть голословными, попробуем ознакомиться с этапами выхода АзССР из Союза ССР. Напомним лишь, что на момент провозглашения независимости Азербайджана еще существовал Советский Союз, законы которого были обязательны для всех составляющих Союз национально-государственных образований.
Рассмотрим принятый третьего апреля 1990 года Закон СССР “О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР”.
Статья 3 данного закона гласит:
“В союзной республике, имеющей в своем составе автономные республики, автономные области и автономные округа, референдум проводится отдельно по каждой автономии. За народами автономных республик и автономных образований сохраняется право на самостоятельное решение вопроса о пребывании в Союзе СССР или в выходящей союзной республике, а также на постановку вопроса о своем государственно-правовом статусе.
В союзной республике, на территории которой имеются места компактного проживания национальных групп, составляющих большинство населения данной местности, при определении итогов референдума результаты голосования по этим местностям учитываются отдельно”.

Как видим, основным критерием для выхода союзной республики из СССР является выраженная посредством всеобщего референдума воля ее населения. Помимо этого, Статья 3 пыталась исключить возможные дискриминации по национальной принадлежности или пренебрежение национальными интересами проживающих в выходящей из СССР республике национальных меньшинств.
30 августа 1991 года, вопреки праву народов на самоопределение и вышеуказанному закону СССР, Верховный Совет Азербайджанской ССР в одностороннем порядке декларировал восстановление своей государственной независимости 1918-1920гг. Декларация принималась без учета мнения как всего населения республики, так и автономных образований, равно как и компактно проживающих национальных групп, одним словом, без проведения референдума. Фактически были грубо нарушены гражданские права всех без исключения национальных групп населения этой республики, в том числе и компактно проживающих и составляющих безусловное большинство в своих регионах этнических меньшинств: талышей, лезгин, аварцев. Эти народы являются в Азербайджане коренными и, вместе с татами, курдами, русскими и др., составляют не менее половины от общего количества населения.
Требование о проведении референдума при провозглашении государственной независимости является общепринятой нормой в мировой практике. Однако оно было проигнорировано властями Баку по причине непредсказуемости итогов. Азербайджанские власти всегда знали о прорусской ориентации лезгин и аварцев и проиранской ориентации талышей. Исходя из сказанного, мы считаем себя обязанными обратить внимание соответствующих международных организаций на совершенную 30 августа 1991 года аннексию Талышстана и Южного Лезгистана.
Как нам представляется, именно чувство ущемленности национального сознания и достоинства, а также этнопсихологическая неудовлетворенность создавшимся положением и подвигли талышей на провозглашение 17 июня 1993 года независимой Талыш-Муганской Республики. Данное государственное образование просуществовало лишь два с небольшим месяца, и 25 августа того же года было вновь оккупировано и аннексировано. Талыш-Муганская Республика была потоплена в крови усилиями азербайджанской армии.
В 1991-94гг. на севере Азербайджана среди лезгин и аварцев существовало сильное сепаратистское движение “Садвал”.
Таким образом, неправовое провозглашение независимости Азербайджана нанесло ущерб населяющим Азербайджанскую ССР народам и породило ряд кровавых конфликтов. Однако на этом неприятные и непонятные казусы Декларации о государственной независимости Азербайджанской Республики не исчерпываются. Уже само название этого документа “Декларация Верховного Совета Азербайджанской Республики о восстановлении государственной независимости Азербайджанской Республики” вызывает недоумение. Проблема в том, что:
а) 30 августа 1991 года в Баку функционировал Верховный Совет Азербайджанской Советской Социалистической Республики, а не Азербайджанской Республики, у которой, кстати, высший законодательный орган назывался Парламентом;
б) Члены Верховного Совета Азербайджанской ССР избирались в этот орган на основании Конституции и Законов Союза ССР и Азербайджанской ССР, а не иного государства;
в) Непризнанное мировым сообществом многонациональное государственное образование на востоке Закавказья называлось Азербайджанская Демократическая Республика.
Принятая несуществующим государством Декларация изобилует неприкрытым обманом, рассчитанным, видимо, на несведущих людей. Так, “Декларация
- отмечая, что с 1918 по 1929 год Азербайджанская Республика существовала как независимое, признанное со стороны мирового сообщества государство
(как была признана со стороны мирового сообщества Азербайджанская Демократическая Республика, читатель уже знает по заключению Пятого комитета Лиги Наций. – Л. М.-Ш., А. Х.),
- гарантируя предусмотренные международными актами права и основные свободы человека…”
Нелишне напомнить, что Декларация принята Верховным Советом республики, из которой совсем недавно были депортированы сотни тысяч человек, которая уже три с лишним года держит Нагорный Карабах в жесточайшей блокаде и которая совсем скоро обрушит тысячи снарядов и авиабомб на законно самоопределившуюся Нагорно-Карабахскую Республику. Кроме того, сама Декларация является вопиющим нарушением прав не только талышей, лезгин и других представителей национальных меньшинств, но и собственно тюркского населения Азербайджана. Все они ни сном ни духом не ведали о том, что в одночасье из граждан СССР станут гражданами независимого азербайджанского государства.
Вернемся, однако, к Закону СССР “О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР”.
Статья 15 этого закона предусматривает:
“Гражданам СССР, проживающим на территории выходящей республики, предоставляется право выбора гражданства, места жительства и работы. Выходящая республика компенсирует все издержки, связанные с переселением граждан из пределов республики”.
Данный пункт мы оставим без комментариев, так как уже показали, как большинство граждан Азербайджана стали таковыми помимо своей воли. Отметим лишь, что ни многочисленные беженцы армянской национальности, ни огромное количество вынужденных переселенцев других национальностей из Азербайджанской Республики никакой компенсации не получили.
Наконец, пункт 7 Статьи 14 рассматриваемого закона предусматривает, что между Союзом ССР и выходящей республикой должен быть
“согласован статус территорий, не принадлежащих выходящей республике на момент ее вступления в СССР”.
Данный пункт непосредственно касается исторических армянских провинций Утика и Арцаха, а также Нахиджеванской автономной республики. Упомянутого “соглашения”, как известно, не было, как, впрочем не были претворены и другие требования закона. Незаконнорожденная Азербайджанская Республика незаконно аннексировала часть упомянутых территорий. Незаконно, поскольку до установления в Азербайджане советской власти, то есть до 28 апреля 1920 года, в составе этой республики не было ни Нагорного Карабаха, ни Нахиджевана. Нагорный Карабах был передан в состав АзССР решением неконституционного органа – Пленума Кавбюро ЦК РКП(б) 5 июля 1921 года. Нахиджеванская область была передана под протекторат Азербайджана, согласно Московскому мирному договору 16 марта 1921 года между Россией и Турцией.
Прекрасно понимая правовую уязвимость и правовой произвол Декларации, 18 октября 1991 года Верховный Совет Азербайджанской Республики принял Конституционный акт о государственной независимости, призванный придать провозглашенной независимости видимость законности. Однако одна ложь неминуемо влечет за собой другую. Конституционный акт начинается с упоминания… многовековой традиции государственности азербайджанского народа.
Статья 2 Конституционного акта утверждает:
Азербайджанская Республика является преемницей существовавшей с 28 мая 1918 года по 28 апреля 1920 года Азербайджанской Республики.
Приходится лишний раз констатировать, что:
а) до 1918 года разрозненные тюркские племена на территории Закавказья не обладали каким-либо признаком государственности;
б) до 1936 года мир не знал такого понятия, как “азербайджанская нация”;
в) Азербайджанская Демократическая республика 1918-1920гг. (если речь о ней) не являлась международно признанным суверенным государством;
г) территориальное верховенство и государственный суверенитет Азербайджанской Демократической Республики не распространялись на обширные армянские территории, на которые сегодня претендует Азербайджанская Республика.
Исходя из вышеизложенного, мы констатируем, что провозглашение Азербайджанской Республики на основе Декларации от 30 августа 1991 года и Конституционного акта от 18 октября 1991 года является попыткой аннексии, грубым нарушением международного права и законодательства Союза ССР, субъектом которого на исследуемый период являлась Азербайджанская ССР. Все последующие действия Азербайджана, включая агрессию против НКР, аннексию и узурпацию власти в лезгино- и талышенаселенных регионах страны, а также участие Азербайджана в международных организациях соответственно являются действиями незаконного государственно-политического образования и неприкрытым поощрением правового произвола.

ПРАВОВАЯ КОРРЕКТНОСТЬ ПРОВОЗГЛАШЕНИЯ
НАГОРНО-КАРАБАХСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Провозглашение Нагорно-Карабахской Республики, напротив, проходило в строгом соответствии с международным и внутрисоюзным правом. Мы уже упоминали о решении сессии Совета народных депутатов НКАО от 20 февраля 1988 года. Все решение состояло из одного предложения:
Идя навстречу пожеланиям трудящихся НКАО, просить Верховный Совет Азербайджанской ССР и Верховный Совет Армянской ССР проявить чувство глубокого понимания чаяний армянского населения Нагорного Карабаха и решить вопрос о передаче НКАО из состава Азербайджанской ССР в состав Армянской ССР, одновременно ходатайствовать перед Верховным Советом Союза ССР о положительном решении вопроса передачи НКАО из состава Азербайджанской ССР в состав Армянской ССР.
Как видим, сессия, соблюдая правовую форму, обращалась с просьбой, однако в Азербайджане сразу же перевели проблему на военно-силовые рельсы. 22 февраля из азербайджанонаселенного Агдамского района толпа в несколько тысяч человек “в воспитательных целях” двинулась на Степанакерт, а 26 февраля начался геноцид армян в Сумгаите и погромы армянских домов в Кировабаде (Гянджа).
2 сентября 1991 года Нагорно-Карабахский областной и Шаумяновский районные Советы народных депутатов с участием депутатов Советов всех уровней приняли Декларацию о провозглашении НКР.
Обратим внимание, Декларация ссылается:
1) на факт отказа Азербайджанской Республики от правопреемства Азербайджанской ССР: “констатируя провозглашение Азербайджанской Республикой “восстановления государственной независимости 1918-1920гг.”; (Удивительно, как тактично исправляют карабахские депутаты правовую оплошность азербайджанских коллег. – Л. М.-Ш., А. Х.)
2) на Конституцию и законы СССР: “основываясь на действующую Конституцию и законы Союза ССР, предоставляющих народам автономных образований и компактно проживающим национальным группам право на самостоятельное решение вопроса о своем государственно-правовом статусе в случае выхода союзной республики из СССР”;
3) на международное право: “уважая и следуя принципам Всеобщей Декларации прав человека и Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, Международного права пакта о гражданских и политических правах и рассчитывая на понимание и поддержку международного сообщества”.
Мы уже цитировали извлечения из Закона СССР “О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР”. Ознакомимся с международным правом, на которую ссылается Декларация.
Статья 2 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах гласит:
Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие.
Статья 1 Международного пакта о гражданских и политических правах:
Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие.
Однако Декларация ссылалась на международное право не только для того, чтобы обосновать свое право на самоопределение. Находящиеся свыше трех лет в кольце жесточайшей блокады, карабахские депутаты по праву надеялись на помощь и поддержку международного сообщества. Надежда эта тем более обоснованна, что,
Статья 3 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах требует:
Все участвующие в настоящем Пакте государства, в том числе те, которые несут ответственность за управление несамоуправляющимися и подопечными территориями, должны в соответствии с положениями Устава Организации Объединенных Наций поощрять осуществление права на самоопределение и уважать это право.
Данное требование дословно повторяется и в Статье 3 Международного пакта о гражданских и политических правах.
Статья 4 Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам заявляет:
Любые военные действия или репрессивные меры какого бы то ни было характера, направленные против зависимых народов, должны быть прекращены, с тем чтобы предоставить им возможность осуществить в условиях мира и свободы свое право на полную независимость; а целостность их национальных территорий должна уважаться.
10 декабря 1991 года в НКР состоялся всенародный референдум о статусе НКР. На референдум был вынесен вопрос: “Согласны ли Вы, чтобы провозглашенная Нагорно-Карабахская Республика была независимым государством, самостоятельно определяющим формы сотрудничества с другими государствами и сообществами?”
Бюллетени были составлены на трех языках: армянском, русском и азербайджанском.
Итоги голосования:
“ДА” – 108615 (99,89% от числа принявших участие в голосовании)
“НЕТ” – 24 (0,02% от числа принявших участие в голосовании)
На референдум приехала большая группа наблюдателей и представителей СМИ различных государств. Из составленного ими Акта О результатах референдума о независимости Нагорно-Карабахской Республики приведем лишь два абзаца:
“Нарушений в процедуре голосования, выдачи бюллетеней, их оформления, подсчета голосов наблюдатели не обнаружили.
Наблюдатели считают необходимым отметить, что референдум проводился в условиях вооруженной агрессии против НКР, которая выражается в непрекращающихся обстрелах города Степанакерта и других населенных пунктов с применением различных видов оружия, включая ракеты и артиллерию. В день голосования от обстрелов погибло 10 армян, ранено 11. Большинство женщин и детей г. Степанакерта ночует в подвалах, закрыты детские сады и ясли, школы. В ночь с 11 на 12 декабря в одну из школ Степанакерта попал артиллерийский снаряд. Взорван городской водопровод, нет хлеба, медикаментов”.

Так родилась Нагорно-Карабахская Республика.

ОТРАЖЕНИЕ АГРЕССИИ
АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

В Нагорном Карабахе права народа на самоопределение решили добиться мирным правовым путем, с соблюдением всех норм и требований международного и внутрисоюзного права. Однако, начиная со второй декады 1988 года Карабах оказался в условиях жесточайшей блокады и политической и экономической, а затем и военной агрессии Азербайджана. Того самого Азербайджана, который, согласно международному праву, обязан был предоставить все возможности Нагорному Карабаху “осуществить в условиях мира и свободы свое право на полную независимость”.
Военная агрессия Азербайджана против осажденного Карабаха приняла особый размах после самороспуска СССР в декабре 1991 года. В качестве компенсации, а также в порядке помощи для становления национальных армий, СССР оставил в бывших союзных республиках все имеющееся там вооружение. И Азербайджан не замедлил использовать его в вооруженной агрессии против Нагорно-Карабахской Республики. В стремлении избежать полномасштабной войны и в соответствии со Статьей 11 и Статьей 51 Устава ООН, весной 1992 года Верховный Совет НКР обратился к Генеральному Секретарю ООН и в Совет Безопасности ООН с уведомлением об агрессии Азербайджанской Республики и принимаемых НКР мерах по индивидуальной самообороне.
Уведомление это тем более правомерно, что согласно
Пункту 2 Статьи 11 Устава ООН:
Генеральная Ассамблея уполномочивается обсуждать любые вопросы, относящиеся к поддержанию международного мира и безопасности, поставленные перед нею любым Членом Организации или Советом Безопасности или государством, которое не является членом Организации…
Пункт 2 Статьи 35 Устава ООН:
Государство, которое не является Членом Организации, может довести до сведения Совета Безопасности или Генеральной Ассамблеи о любом споре, в котором оно является стороной, если оно примет на себя заранее в отношении этого спора обязательства мирного разрешения споров, предусмотренных в настоящем Уставе.
Однако Совбез ООН не предпринял никаких действенных шагов по пресечению агрессии нарушившего многочисленные требования международного права государства. Воодушевленный этим фактом, Баку все более и более наращивал усилия по уничтожению молодой Республики. В борьбе против НКР Азербайджан не брезговал никакими методами, по сути, превратившись в главного идеолога и проводника международного исламского терроризма. Спекулируя на христианском вероисповедании армян, Баку активно занялся наймом террористов и просто “солдат удачи” из разных исламских государств. В поисках высокого заработка в Азербайджане стали собираться наемники из многих стран. Фактически, в 1991-1994гг. карабахские армяне в одиночку вели войну против международного терроризма.
В азербайджанской армии воевали ныне широко известные Шамиль Басаев и Хаттаб, тысячи моджахедов из Афганистана, сторонники премьера этой страны того времени Хекматияра, турецкие офицеры, арабские наемники… На стороне Армии Обороны НКР были массовый энтузиазм, беззаветный патриотизм населения и немалое количество добровольцев из Армении и армянской диаспоры.
Война обернулась для обоих народов неисчислимыми бедствиями и потерями, десятками тысяч беженцев из зоны боевых действий. Полностью была разрушена столица НКР – Степанакерт, стерты с лица земли десятки населенных пунктов…
Итоги войны общеизвестны: агрессор, как это нередко бывает, потерпел поражение. В результате военных действий Армия Обороны НКР не только сохранила большую часть территории НКР, но и взяла под свой контроль некоторые прилегающие к ней районы.
В мае 1994 года руководители Нагорного Карабаха, Армении и Азербайджана подписали Бишкекский протокол о прекращении огня в Нагорном Карабахе. В мае же 1994 года министры обороны этих же стран подписали условия соблюдения прекращения огня. С того времени по настоящее время между сторонами идут переговоры по достижению полноценного мира.

ПЕРЕГОВОРЫ

Длящийся уже более десятилетия переговорный процесс отмечен двумя нонсенсами:
а) проигравшая сторона, угрожая возобновлением военных действий, фактически требует возврата потерянных территорий и возвращения статуса Нагорного Карабаха в доконфликтный период;
б) армянские стороны всерьез обсуждают вопрос “возврата” территорий в обмен на мир или независимый статус НКР.
Интересно, что попытка возвращения статуса Нагорного Карабаха в доконфликтный период является правовым абсурдом, ибо предполагает восстановление Союза ССР, что выходит за пределы компетенций и возможностей Азербайджана.
Что касается требований Азербайджана, то их, наверное, можно понять. ХХ век стал для них веком создания государства и формирования нации. Территория азербайджанского государства наращивалась за счет армянских районов и провинций, а численность азербайджанской нации росла в том числе за счет ассимилированных курдов, татов, лезгин, талышей и т.д. Сплошной век удач. И заканчивать его на минорной ноте Азербайджану явно не хочется. С другой стороны, аппетит Баку растет прямо пропорционально миролюбивой риторике и, что гораздо важнее, пацифистской политике Еревана.
Рассмотрим, однако, статус территорий, ставших предметом переговоров. То, что они являются частью Нагорного Карабаха, не оспаривает даже Азербайджан. Другое дело, что в Баку пытаются доказать азербайджанскую принадлежность всего Карабаха, но это в данном случае не имеет значения. Вернемся в 1921 год, когда Пленум Кавбюро ЦК РКП(б) постановил:
“Исходя из необходимости национального мира между мусульманами (будущими азербайджанцами. – Л. М.-Ш., А. Х.) и армянами и экономической связи Верхнего и Нижнего Карабаха, его постоянной связи с Азербайджаном, Нагорный Карабах оставить в пределах Азербайджанской ССР, предоставив ему широкую областную автономию с административным центром в г. Шуше, входящем в состав автономной области”.
7 июля 1923 года во исполнение постановления Пленума Кавбюро ЦК РКП(б) Декрет АзЦИКа постановил:
“Образовать из армянской части Нагорного Карабаха автономную область, как составную часть АССР, с центром в местечке Ханкенди (Степанакерт. – Л. М.-Ш., А. Х.)”.
Выбор Степанакерта, вместо Шуши, в качестве центра автономии, является следствием глубоко продуманного аннексионистского политического градостроительства Азербайджана, рассмотрение которого выходит за пределы данной работы.
Между Нагорным Карабахом и армянской частью Нагорного Карабаха большая разница. За пределами автономии остались множество районов с преимущественно мусульманским населением: Джебраильский, Зангеланский, Кубатлинский, Лачинский, Кельбаджарский, Агдамский, Физулийский, Гетабекский, Товузский… Кроме того, в “армянскую часть Нагорного Карабаха” не были включены населенные исключительно армянами армянские районы Нагорного Карабаха: Шаумянский, Ханларский, Дашкесанский, Шамхорский…
Оговоримся, мы склонны считать решение партийного органа – Пленума Кавбюро ЦК Российской КП(б) – лишенным юридической силы и правового основания. Карабах просто был аннексирован у Армении партийным органом России в пользу Азербайджана.
Но вернемся к нашей теме. Усилий армянской дипломатии того времени хватило лишь на сохранение за частью Нагорного Карабаха статуса национально-государственного образования в Союзе ССР. Так, во всех государственно-правовых актах Азербайджана относительно Нагорного Карабаха, неизменно подчеркивалось верховенство Конституции СССР. Более того, Декрет АзЦИКа Советов “О национализации государственных учреждений в АССР” от 31 июля 1923 года устанавливал:
Пункт 4. Языком сношений наркоматов АССР с учреждениями РСФСР и СССР является русский.
Пункт 9. Языком сношения с Автономной Карабахской областью является армянский.
АзЦИК тем самым подтверждал не только государственно-правовой статус союзного значения Нагорного Карабаха, но также и исконно армянскую принадлежность этого региона.
Тем не менее, нынешнему Азербайджану угодно считать решение Пленума Кавбюро ЦК РКП(б) от 5 июля 1921 года юридически состоятельным и призванным закрепить за Азербайджанской ССР территорию Нагорного Карабаха. В этом случае, однако, Декларация Верховного Совета Азербайджанской Республики и Конституционный акт о государственной независимости Азербайджанской Республики являют собой прямой отказ от не принадлежащих этой стране территорий, в том числе и всего Нагорного Карабаха.
В Азербайджане прекрасно понимают правовую несостоятельность и незакономерность претензий на Нагорный Карабах, и, судя по всему, не могут найти выхода из сложившейся ситуации. Обратите внимание на Статью 14 Конституционного акта “О государственной независимости Азербайджанской Республики”:
Территория Азербайджанской Республики в исторически сложившихся границах едина, неделима, неотчуждаема.
Казалось бы, чего проще? Объявите территорию Азербайджанской Республики в границах Азербайджанской ССР. Или в пределах границ этнического расселения собственно азербайджанского населения. Однако азербайджанские политики понимали, что это означает аннексию и узурпацию власти в лезгино-, талыше-, аваро-, да и татонаселенных регионах и агрессию против Нагорного Карабаха, не только бывшего национально-государственным образованием в составе СССР, но и уже провозгласившем свою государственность. Объявить же границы Азербайджанской Республики в пределах расселения собственно азербайджанцев не позволили территориальные амбиции “Верховного Совета Азербайджанской Республики”. Напомним еще раз: референдум по вопросу выхода из Союза ССР в Азербайджанской ССР проведен не был. Отсюда и данная обтекаемая формула об “исторически сложившихся границах”.
Но и эта казуистика не является выходом из положения, поскольку:
а) Азербайджанская Демократическая Республика, провозгласившая себя 28 мая 1918 года, не имела официально признанных границ. Вспомним еще раз заключение Пятого комитета Лиги Наций;
б) история непризнанной международным сообществом Азербайджанской Демократической Республики – 28 мая 1918 года – 28 апреля 1920 года – насчитывает всего лишь 23 месяца, и не может претендовать на исторические традиции;
в) ни Азербайджанская Демократическая Республика, ни Азербайджанская ССР не имели государственного суверенитета;
г) ни Азербайджанская Демократическая Республика, ни Азербайджанская ССР не владели Нагорным Карабахом.
Именно по причине вышесказанного и была “спрятана” территория Азербайджанской ССР под формулой “исторически сложившиеся границы”. Тем не менее, хотелось бы вновь обратить внимание на тот факт, что Нагорный Карабах никогда не являлся частью ни Азербайджанской Демократической Республики – в те годы бакинским властям так и не удалось завоевать Нагорный Карабах – ни Азербайджанской ССР.
Хотелось бы привлечь внимание к еще одной особенности строения СССР. Высшим органом государственной власти в СССР являлся состоящий из Совета Союза и Совета Национальностей Верховный Совет СССР. Двухпалатный этот орган призван был посредством Совета Союза обеспечить участие в управлении государством всего его населения. Другая палата – Совет Национальностей – обеспечивала представительство всех составляющих народов СССР в его высшем органе. Согласно Статье 110 Конституции СССР от Нагорного Карабаха в Совет Национальностей избиралось пять депутатов. Это полностью соответствовало отмеченным в Статье 70 Конституции СССР принципам федеративности СССР. Таким образом обеспечивалась и политическая независимость народов СССР.
Нагорно-Карабахская автономная область была в пределах Азербайджанской ССР, так же, как и в пределах Советского Союза, но являлась национально-государственным образованием в составе Союза ССР.
Составляющие Советский Союз народы, в том числе и народ Нагорного Карабаха, делегировали некоторые свои полномочия и право защищать свои интересы в международных институциях государству, в составе которого они находились и гражданами которого являлись. В составе армии этого государства служили их представители, армия этого государства защищала ее границы… Этим государством являлся Союз ССР, а не какая либо иная страна.

ИГНОРИРОВАНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

С провозглашением государственной независимости и распадом СССР, Нагорно-Карабахская и Азербайджанские республики оказались непосредственно в сфере деятельности международного права. И конфликт между этими странами должен рассматриваться исключительно в этом контексте. Однако Азербайджан, прекрасно осознавая правовую уязвимость своих позиций и несостоятельность своих требований, стремится перенести решение конфликта в политическую плоскость. В ход идут все возможные способы: от прямого шантажа возобновления военных действий, до использования возможностей географического расположения Азербайджана в реализации имеющих геополитическое значение коммуникационных проектов. Подобный подход к решению проблемы, к сожалению, выгоден международным посредникам, многие из которых отягощены внутренними национальными проблемами или заинтересованы в азербайджанской нефти. Это и понятно и объяснимо, как непонятно и необъяснимо принятие армянской стороной предложенных правил игры.
Решение проблемы Нагорного Карабаха следует искать только и только в рамках международного права. С учетом иерархии его правовых норм.
Вовлеченные в конфликт стороны, а также посредники обязаны учитывать, что правовые нормы, обладающие неравной юридической силой, подчиняются официально закрепленному принципу иерархии норм. Иерархия норм и принцип их соподчиненности дают возможность определить место этих норм и их роль в системе международного права, упростить процесс согласования и преодоления коллизий.
Безусловно, все международные правовые нормы обладают значительным моральным воздействием и служат практическим руководством для цивилизованных государств при осуществлении ими своей политики. Тем не менее, если сталкиваются постулаты разных правовых норм, то первенство должно оставаться за более высоко стоящей в иерархии нормой.
Международные нормы в порядке убывания приоритета:
1. Императивные нормы (jus cogens).
2. Устав ООН.
3. Международные конвенции.
4. Декларации, принципы, руководящие положения, стандартные правила и рекомендации.
Рассмотрим их с точки зрения международного права.
1. Императивные нормы (jus cogens).
Императивные нормы обязательны для всех, без каких бы то ни было оговорок. Ни при каких условиях государства не могут отступать от этих норм, в том числе вне зависимости от того, содержатся они или нет в составленном или подписанном государством документах. Это неотчуждаемое право.
2. Устав ООН.
Согласно Уставу ООН, все государства-члены ООН признают. что обязательства, принятые ими в силу Устава ООН, имеют преимущественную силу в сравнении с любым другим международным договором.
3. Международные конвенции.
Международные договоры, к числу которых относятся пакты, протоколы или конвенции, обладают обязательной силой для тех государств, которые ратифицировали их или присоединились к ним.
4. Декларации, принципы, руководящие положения, стандартные правила и рекомендации.
Декларации, принципы, руководящие положения, стандартные правила и рекомендации носят исключительно рекомендательный характер и не имеют обязательной силы.
Таким образом, принцип территориальной целостности, обладая безусловным моральным воздействием на любое государство, тем не менее не обладает обязательной силой. Что касается права народов на самоопределение, то признание этого права является обязательным как для Азербайджана, так и для Армении. Напомним, что Азербайджанская Республика еще в 1992 году ратифицировала Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и Международный пакт о гражданских и политических правах. Те же Международные пакты ратифицированы Республикой Армения в 1993 году.
Исходя из приведенного, все разговоры о приоритетности права народов на самоопределение или принципа территориальной целостности на переговорах по урегулированию проблемы Нагорно-карабахского конфликта теряют всякий смысл. Как, впрочем, в любом ином контексте.
Право на самоопределение народов в императивной форме закреплено и в пункте 2 Статьи 1 Устава ООН:
Организация Объединенных Наций преследует Цели:
Развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов, а также принимать другие соответствующие меры для укрепления всеобщего мира.

В начале девяностых годов прошлого века правом на самоопределение воспользовались субъекты СССР, в том числе и Азербайджан и Нагорный Карабах. При этом Азербайджанская Республика самоопределилась с грубым попранием международного и союзного права, а НКР – с безупречным соблюдением всех требований Закона. Возможно, именно то, что игнорирование права сошло с рук бакинским политикам и подвигло их на агрессию против НКР. Ненаказанность способствует и потворствует новому нарушению Закона.
Имея в виду международное право, мы считаем бесполезными и даже вредными попытки армянской стороны доказать приоритетность права на самоопределение над территориальной целостностью любого государства. Нагорно-Карабахская Республика уже самоопределилась 2 сентября 1991 года, а всенародный референдум 10 декабря того же года стал окончательным решением проблемы. Давно уже назрело время требовать от мирового сообщества признания прав НКР участвовать в международных отношениях, обладать международными правами и обязанностями и осуществлять их в рамках и на основе международного права.
Согласно международному праву, международная правосубъектность возникает у государств с момента их провозглашения и независимо от их признания остальными государствами. В соответствии с принципом равноправия и самоопределения народов, Устав ООН признает государства, не являющиеся членами этой Организации, субъектами международного права. Годы существования НКР, ее территориальное верховенство, наличие государственного суверенитета, боеспособной армии, сумевшей отразить агрессию соседа, неоднократно проводившиеся на демократичной основе выборы в местные органы самоуправления, парламента и президента страны – все это подтверждает: Нагорно-Карабахская Республика является полноценным субъектом международного права. Позиция НКР на переговорах с Азербайджаном или кем бы то ни было должна исходить именно из этого.
Устав ООН признает правомерность существования государств, не являющихся членами этой Организации. Это, однако, не мешает обратиться в ООН и Совет Безопасности ООН с просьбой принять НКР в ряды Организации. Пункт 1 Статьи 4 Устава ООН гласит:
Прием в Члены Организации открыт для всех других миролюбивых государств, которые примут на себя содержащиеся в настоящем Уставе обязательства и которые, по суждению Организации, могут эти обязательства выполнять.
По нашему убеждению, ООН трудно будет найти сколько-нибудь веские правовые аргументы для отказа. Но это и не важно. В конце-концов государственно-политический статус государства определяется его населением, а не ближними и дальними дядями.
Наконец, важнейший и, к сожалению, недостаточно используемый нами императивный постулат международного права, зафиксированный в Статье 51 Устава ООН:
Настоящий Устав ни в коей мере не затрагивает неотъемлемого права на индивидуальную или коллективную самооборону, если произойдет вооруженное нападение на Члена Организации, до тех пор пока Совет Безопасности не примет мер, необходимых для поддержания международного мира и безопасности. Меры, принятые Членами Организации при осуществлении этого права на самооборону, должны быть немедленно сообщены Совету Безопасности и никоим образом не должны затрагивать полномочий и ответственности Совета Безопасности, в соответствии с настоящим Уставом, в отношении предпринятия в любое время таких действий, какие он сочтет необходимыми для поддержания международного мира и безопасности.
Нас не должно смущать то обстоятельство, что в приведенной статье речь идет о Члене Организации, ибо основным и важнейшим принципом самого Устава ООН является зафиксированный в Статье 1 принцип равноправия и самоопределения народов. Принцип равноправия и самоопределения народов в более развернутой формулировке содержится в Декларации о принципах международного права, а также в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. В соответствии с этим принципом все народы имеют право с оружием в руках бороться за свою свободу и независимость и получать помощь и поддержку, в том числе и военную, со стороны других государств.
Самооборонительные действия НКР, предпринятые в ответ на прямую военную агрессию Азербайджана, безусловно соответствуют принципу равноправия и самоопределения и отвечают положениям Статьи 51 Устава ООН. В соответствии с этой статьей государство имеет неотъемлемое право на ответные вооруженные действия, предпринимаемые им против страны агрессора.
Обладая правом первоначальной констатации факта вооруженного нападения, пострадавшее государство, не будучи связано обязательством мирного урегулирования с агрессором, само определяет начало оборонительных действий, их характер и средства осуществления.
Руководство НКР, как мы уже сообщали, в уведомлении Совета Безопасности ООН констатировало факт вооруженной агрессии Азербайджана и предупредило о принимаемых молодой Республикой ответных мерах по индивидуальной самообороне. Индивидуальность самооборонительных действий НКР не может быть поставлена под сомнение хотя бы по той очевидной причине, что подвергшаяся нападению страна находилась в абсолютной блокаде со стороны государства-агрессора.
Важно отметить, что индивидуальная самооборона может иметь и наступательный в военном смысле характер и распространяться на территорию государства-агрессора в той мере, в какой это необходимо для ликвидации и предупреждения возобновления вооруженного нападения. Строго следуя духу и букве международного права, НКР по вере возможности отразила агрессию Азербайджана, потеряв при этом примерно 550 квадратных километров. Взамен Армия Обороны НКР, преследуя цели ликвидации агрессии, уничтожила окружавшие ее военные группировки агрессора и заняла места их дислокации. Отметим, что при этом значительная часть Нагорного Карабаха осталась за пределами контролируемых Армией Обороны НКР территорий.

РЕЗЮМЕ

На переговорах по урегулированию проблемы Нагорного Карабаха армянская сторона оказалась искусственно втянутой в круг решения многих политико-экономических проблем региона, что является недопустимым. Коммуникации, география, экономика, нефть, всякие выборы любого уровня и т.д. не имеют никакого отношения к конфликту между НКР и Азербайджаном и не должны влиять на его разрешение. Исходя из этого, мы считаем, что 2006 год ничем не отличается от 2005-го или 2007-го. Искусственная политизация проблемы является плохо завуалированной попыткой Баку затянуть ее решение, а “выигранное” время использовать для наращивания военных мускулов Азербайджана. Продолжение подобной политики чревато возобновлением вооруженной фазы конфликта. Это означает, что в НКР постоянно должны учитывать принцип равноправия и самоопределения народов, а также иметь в виду императивные постулаты Статьи 51 Устава ООН и быть готовыми в любое время пресечь или предупредить возможное вооруженное вторжение. В этой связи стоит также учесть, что в последний период Азербайджан ежегодно практически удваивает расходы на военные нужды страны.
Тем не менее, цивилизованное решение проблемы должно предполагать безусловное претворение требований норм международного права. Именно исходя из норм международного права, мы и констатируем:
1. До 1992 года в мире не существовало суверенной, признанной международным сообществом Азербайджанской Республики.
2. Нагорный Карабах оказался в пределах Азербайджанской ССР после установления советской власти в этой республике решением партийного, неконституционного органа третьей стороны.
3. Часть Нагорного Карабаха (НКАО) в 1921-1991 гг. являлась национально-государственным образованием в составе СССР.
4. Самоопределившаяся в 1991 году с нарушением международного и союзного права Азербайджанская Республика грубо попрала права компактно проживающих на ее территории национальностей: талышей, лезгин, аварцев, татов.
5. Самоопределение НКР произошло в строгом соответствии с международными и союзными правовыми нормами и не может быть подвергнуто ревизии.
6. Нагорно-Карабахская Республика в 1991 году самоопределилась и вышла из состава не АзССР, а СССР.
7. Совершив вооруженную агрессию против самоопределяющейся НКР, Азербайджанская Республика грубо нарушила целый ряд статей международного права, в том числе императивных и обязательных для нее.
8. На переговорах по урегулированию проблемы Нагорного Карабаха необходимо учитывать иерархию норм международного права.
9. Занятые в ходе претворения неотъемлемого права НКР на индивидуальную самооборону и контролируемые Армией Обороны НКР территории являются исконной и неделимой частью незаконно переданного Азербайджанской ССР Нагорного Карабаха.
10. Переговоры по урегулированию проблемы Нагорного Карабаха необходимо вести с учетом полноценной международной правосубъектности Нагорно-Карабахской Республики.

www.voskanapat.info

РЕ-АКЦИЯ

ГЛАВНАЯ

РЕ-АКЦИЯ

ИНТЕРВЬЮ

ПРЕССА

ИСТОРИЯ

КОНФЛИКТ

ССЫЛКИ

О САЙТЕ





 
  E-mail
  Степанян С.В. © 2008г,                      karabah.h18.ru                       НАЗАД
X