ТРИ ЭТЮДА К ПОЛОТНУ ИСХОДА


САЙТ  ПЕРЕЕХАЛ  НА  www.karabah88.ru   

Главная » КОНФЛИКТ » СУМГАИТ, БАКУ  »  ТРИ ЭТЮДА К ПОЛОТНУ ИСХОДА

ТРИ ЭТЮДА К ПОЛОТНУ ИСХОДА

К ГОДОВЩИНЕ УНИЧТОЖЕНИЯ БАКИНСКОЙ АРМЯНСКОЙ ОБЩИНЫ

Эдуард Гейвандов

Беженцы из Баку стали появляться в Москве задолго до окончательного уничтожения армянской общины в январе 1990 г. В 1989 г. в Москве был создан Комитет по беженцам, в который, наряду с их представителями, вошел ряд московских армян (покойный профессор Михаил Арутюнович Саркисов, Карен Микаелян, Гегам Халатян и др.). Каждый лишившийся родины человек - это трагедия. Многое довелось услышать и увидеть на заседаниях Комитета, на митингах беженцев, но здесь хочется рассказать о трех эпизодах, которые часто вспоминаются мне.

Бриллианты

Заседания Комитета, на которых обсуждалась и выделялась посильная помощь беженцам, проходили в одной из комнат в Постпредстве Армении. Как-то раз в эту комнату вошли двое. "Мы же договорились, что от каждой семьи будет заходить только один человек", - упрекнул председательствующий дежурного, который, стоя у двери, подавал какие-то знаки. В тот день заседание вел Константин Межлумян. Не поняв жестов дежурного, он пожал плечами и пригласил вошедших - пожилую женщину и ее сына лет 30-35-ти - садиться.

Лицо сына, молодое, красивое, полное спокойного достоинства, резко контрастировало с измученным лицом матери. Сын молчал, говорила мать. Уже привычная горестная история: до последней минуты надеялись, что все обойдется. Бежали, не успев ничего взять. Оказались без теплой одежды, без денег, без жилья в Москве. Что делать?

По мере рассказа матери на лице сына растет удивление. Наконец он не выдерживает, прерывает ее: "Что говорит эта женщина! Как это у нас нет денег?! За два наших бриллианта нам дадут больше тысячи рублей". С этими словами он опускает руку в карман и достает два осколка зеленого бутылочного стекла. Мать замолкает, понурив голову. Члены комиссии переглядываются. Теперь становятся понятны знаки дежурного.

Среди беженцев было несколько соседей этой несчастной женщины, и они позже рассказали нам ее историю. Сын, несмотря на его нормальный и даже привлекательный вид, был умственно-неполноценным, инвалидом с детства. Мать работала в столовой. На работе, зная ее семейные обстоятельства, о ней заботились. Недостатка в еде не было. Еще она подрабатывала уборщицей, помогала по хозяйству некоторым знакомым. Жили мать с сыном в патриархальном бакинском дворике, где дети растут на глазах у взрослых как бы в одной большой семье. Она могла спокойно уходить на работу, зная, что за сыном во дворе всегда кто-нибудь присмотрит. Одним словом, женщина и ее сын были пристроены, занимали устойчивое место в некой человеческой ячейке, в общем Доме, в котором можно существовать, не думая неотвратимо о завтрашнем куске хлеба. Это был свой маленький мир, ограждавший женщину от другого, большого внешнего мира, жившего по другим законам.

И вдруг все рушится. И выясняется, что вне той ячейки, вне потерянного общего Дома в большом мире нет места для этой женщины и надеяться ей не на что. Исчезла опора, и мать с сыном никому не нужны, и миру нет никакого дела до их горестей...

Когда говорят о 250 тысячах армян, выброшенных из столицы Азербайджана, то каждый из этих 250 тысяч невольно превращается в какую-то абстрактную единицу, неотличимую от других и складывающуюся вместе с ними в безликое целое. Именно целое и становится для говорящего главным предметом интереса: 250 тысяч. Но в таком сложении исчезает трагедия судьбы отдельного человека. Эта единичная грань общей беды неповторима, и кто скажет, как суммировать всю боль бывшей армянской общины Баку?

Люстра

Одна семейная пара заприметилась мне тем, что супруги были чем-то похожи друг на друга. Ему было чуть за 40, ей, мне кажется, около 35 лет. Они всегда появлялись в Постпредстве вместе и вместе уходили. Ни разу я не видел их порознь.

Были они из беженцев первой волны, уехавших в самом начале беспорядков с надеждой позже вернуться домой. Муж не терял оптимизма, был улыбчив и всегда подбадривал жену. Но вот однажды они оба пришли грустные, подавленные, жена с заплаканными глазами. Звонил сосед-азербайджанец, с которым они дружили и при отъезде попросили последить за квартирой. Сосед сообщил, что их квартиру разграбили. Явилось с десяток Человек, взломали дверь, имущество унесли. На оставшееся, рассказал сосед, хлынули с улицы кому не лень. Одному мальчишке лет 9-ти, который подошел попозже, ничего стоящего не досталось, он тащил старую кастрюлю - видно, взрослые на нее не позарились.

Два мародера, как сказал сосед, с большой осторожностью уносили люстру. "У нас была необыкновенная люстра", - продолжал беженец. И вдруг лицо его меняется, горестные складки на нем постепенно разглаживаются. "Однажды мне дали большую премию, а у жены как раз был день рождения. Я решил сделать ей подарок и всю премию потратил на люстру. Вы знаете, я не преувеличиваю, но второй такой люстры я не видел". Он подробно описывает, какая у них была люстра. На лице его гордая улыбка мужа, сделавшего удачную покупку, которая очень понравилась жене. Заулыбалась и женщина. Теперь супруги почти счастливы, они забыли о своем горе и сегодняшнем положении, сейчас они там, в еще не разграбленной, с любовью и вкусом обставленной уютной квартире, где муж подносит восхищенной жене необычный подарок...

Позже, не видя супругов в течение нескольких месяцев, я спросил знакомых беженцев, где они. Мне сказали, что они вроде бы получили статус беженца и уехали в США...

Новый город

Однажды в Комитет пришла русская беженка из Баку. Русского комитета по беженцам пока еще не было. Она услышала про армянский и пришла разузнать как и что. Вдруг подскажут какой-нибудь закон о беженцах, ведь не может быть, чтобы государство так просто бросило своих граждан. (Надо сказать, что у беженцев вера в государство была поначалу очень высока).

"У вас хоть комитет есть, - говорит женщина со вздохом и вдруг переходит к упрекам: - Из-за вас и мы, русские, пострадали. С вас ведь все и началось. И чего армяне не могут поделить с азербайджанцами? Ведь жили как-то столько лет!"

Я вырос в Баку, но впервые слышу от русского человека из Баку выражение "мы - вы" по отношению к армянам. Такого раньше не было.

Мысли женщины получают новое направление. Она вдруг вспоминает о чернобыльцах. "Ведь им, говорят, построили новый город. Пусть государство выделит нам землю. Мы, русские беженцы, вместе с армянами построим свой поселок". "Все-таки вместе",- мысленно радуюсь я ее словам. Настроение женщины изменилось, и она продолжает рассуждать вслух: "Ведь сколько тысяч квартир оставили беженцы в Баку. Пусть на их стоимость нам выделят стройматериалы". К разговору подключаются стоящие рядом люди. Рассказывают, какое хорошее жилье они бросили в Баку, сколько стоят такие квартиры сегодня. Что они с удовольствием участвовали бы в строительстве, если бы государство помогло. Русская беженка развивает свою мысль: "Я здесь в Москве встретила знакомую еврейку, тоже беженку. Не все же уезжают в Израиль. Мне кажется, и евреи захотели бы жить в поселке бывших бакинцев. Мы бы никому не запрещали селиться, да хоть бы и азербайджанцам, - продолжает женщина, - Я на них зла не держу".

В незлобивости, в мягкой доброжелательности этой женщины я теперь уже угадываю знакомые черты матерей моих школьных и институтских товарищей-бакинцев. Ее вынудили уехать из родного города, но и в Москве она не хочет расстаться с прошлым миром. С чисто женским, материнским сохраняющим началом она хотела бы построить другой Баку здесь, в России. И чтобы все опять жили вместе - русские, армяне, евреи, азербайджанцы...

Надо сказать, что вопрос о сохранении бакинской общности и строительстве общего поселка (или квартала в каком-нибудь городке) неоднократно поднимался беженцами и до этого разговора. Два проекта, в которых надежда возлагалась на выделение средств за счет республиканского фонда, были доведены до предварительных расчетов, а один даже передан в ЦК КПСС. Кто бы мог тогда знать, что скоро исчезнут не только "республиканские фонды", но и само плановое государство, которое по общему плану истории шло к своему концу.

www.hayastan.ru

РЕ-АКЦИЯ

ГЛАВНАЯ

РЕ-АКЦИЯ

ИНТЕРВЬЮ

ПРЕССА

ИСТОРИЯ

КОНФЛИКТ

ССЫЛКИ

О САЙТЕ





 
  E-mail
  Степанян С.В. © 2008г,                      karabah.h18.ru                       НАЗАД
X