Плюсы и минусы Комитета Особого Управления (АРУШАНЯН)


САЙТ  ПЕРЕЕХАЛ  НА  www.karabah88.ru   

Главная » КОНФЛИКТ » КАРАБАХ »  Плюсы и минусы Комитета Особого Управления (АРУШАНЯН)

ПЛЮСЫ И МИНУСЫ КОМИТЕТА ОСОБОГО УПРАВЛЕНИЯ

Автор ИАА ДЕ-ФАКТО Wednesday, 20 February 2008

На вопросы ИАА ДЕ-ФАКТО отвечает председатель Совета гражданской службы НКР Борис АРУШАНЯН
- Борис Сергеевич, в разгар Карабахского движения вы возглавляли Совет директоров НКАО. Какую роль сыграл совет в национально-освободительной борьбе Нагорного Карабаха?
- Как известно, на начальном этапе Карабахского движения руководство им осуществлял комитет "Крунк", возглавляемый Аркадием Манучаровым. Однако решением Верховного Совета Азербайджанской ССР деятельность "Крунка" была запрещена, в связи с чем возникла необходимость в создании альтернативной структуры, способной возглавить Движение. Было решено восстановить деятельность функционировавшего еще до карабахских событий Совета директоров, что обуславливалось также тем обстоятельством, что более половины членов "Крунка" - а это порядка 35-40 человек - являлись директорами предприятий г. Степанакерта. Совет директоров возобновил свою работу в мае 1988 года, через 1, 5 месяца после запрещения "Крунка", и действовал вплоть до конца 1991 года, когда были проведены выборы в Верховный Совет НКР.
- Каковы были причины создания Москвой Комитета особого управления НКАО?
- Создание Комитета особого управления было связано с тем, что руководство СССР, а также Азербайджана не хотело давать проблеме Нагорного Карабаха политическое, окончательное решение в том ключе, в котором ставило вопрос население автономной области. Союзный Центр и официальный Баку вначале пытались остановить Карабахское движение принятием решений на уровне Политбюро ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, в которых говорилось о неприемлемости выдвинутых народом требований, а национально-освободительная борьба Нагорного Карабаха квалифицировалась как экстремистское движение. Крайняя непримиримость двух позиций - Центра и Баку, с одной стороны, и Нагорного Карабаха - с другой, приводила к тому, что Движение набирало еще большую силу. Волна недовольства народа все более нарастала, поэтому, на мой взгляд, и было принято такое промежуточное, как тогда считалось, компромиссное решение - создать Комитет особого управления во главе с Аркадием Вольским. Предполагалось, что, выведя частично Нагорный Карабах из-под юрисдикции Азербайджана и переподчинив его Центру, удастся сбить накал страстей, выиграть время для того, чтобы посредством решения ряда социально-экономических проблем умиротворить ситуацию и постепенно взять ее под контроль.
- В чем заключалась экономическая концепция КОУ? Могла ли экономическая независимость Нагорного Карабаха в перспективе привести к независимости политической?
- Думаю, экономическая концепция КОУ состояла в том, чтобы добиться экономической независимости Нагорного Карабаха от Азербайджана, создать такие экономические структуры, которые могли бы установить связь и сотрудничать с аналогичными предприятиями Армении и Советского Союза, при необходимости войти в состав тех или иных объединений Армении или СССР. То есть создать условия, при которых экономика Нагорного Карабаха могла бы развиваться более ускоренными темпами. КОУ провел анализ социально-экономической ситуации в НКАО, выявивший дискриминационную политику Азербайджана в отношении армянской автономной области. На основе данного анализа и была разработана экономическая концепция, направленная на исправление этой ситуации. Причем затрагивала она не только сферу производства. Эта концепция весьма успешно претворялась в жизнь во всех сферах.
Я не стану перечислять все аспекты, лишь отмечу, что при содействии председателя КОУ Аркадия Вольского возглавляемый мной Степанакертский электротехнический завод всего за несколько месяцев, уже в сентябре 1988 года, был включен в состав объединения "Армэлектросвет". Я выезжал в Москву на переговоры с союзным министром, в результате которых вопрос получил положительное решение. Точно так же решались и другие вопросы - одни предприятия переподчинялись Армении, другие - Москве, третьи просто получали самостоятельность. Разрабатывались и другие планы, касающиеся социальной и производственной инфраструктуры. Словом, у КОУ была разработана довольно четкая концепция экономического развития НКАО, однако ее недостатком было то, что значительное место в ней отводилось развитию азербайджанских населенных пунктов, которые и без того не были обделены вниманием бакинских властей. Причем Азербайджан, пользуясь тем, что НКАО находится в его составе, направил все средства, выделенные союзным центром автономной области, на развитие именно азербайджанского населения. То есть наше развитие шло исключительно благодаря усилиям А. Вольского и Комитета особого управления, в то время как на развитие азербайджанцев направлялись ресурсы и самого Азербайджана, и предназначенные нам ресурсы Центра. Вот здесь и возникли противоречия.
Теперь что касается вопроса, могла ли экономическая независимость привести к политической независимости Нагорного Карабаха? Думаю, в длительной перспективе могла, если бы ситуация не вышла из-под контроля, если бы продолжалось мирное развитие Карабаха. Можно сказать, что все шло к этому. Однако дальнейшие события развивались более стремительно, чем можно было предположить. Ситуация резко обострилась и привела в конечном итоге к развязанной Азербайджаном войне. До развала Советского Союза карабахскую проблему можно было решить, однако из-за ошибок союзного центра это не удалось сделать, и после распада СССР война стала просто неизбежной.
- Каковы объективные и субъективные факторы провала КОУ и последующего его упразднения?
- КОУ как компромиссный орган пытался примирить позиции Нагорного Карабаха и Азербайджана, однако потерпел фиаско. Азербайджан преследовал крайние цели и продолжал свою политику по азербайджанизации Карабаха. Мы, разумеется, противодействовали такой политике. Реализации планов Баку в определенной степени мешала и деятельность Комитета особого управления, который по этой причине и не устраивал азербайджанские власти. Ведь по большому счету надо объективно признать - деятельность комитета процентов на 70-80 отвечала нашим интересам, и лишь 20-30 процентов были в пользу Азербайджана. Такое положение, конечно же, не могло устраивать Азербайджан, и думаю, во многом по этой причине возникли противоречия между КОУ и бакинскими властями. Вольский по сути оказался меж двух огней. Своими действиями обе стороны конфликта - мы невольно, а Азербайджан преднамеренно - содействовали тому, что КОУ был упразднен. Надо сказать, последствия такого решения для нас оказались более пагубными, так как на смену КОУ пришел Организационный комитет Азербайджана по Нагорному Карабаху во главе с Поляничко, который полностью подчинялся азербайджанским властям и откровенно проводил их репрессивную политику, направленную на изоляцию, блокаду и экономическое удушение НКАО. Разумеется, Совет директоров отказался от сотрудничества с оргкомитетом в какой бы то ни было форме и не поддерживал с ним никаких контактов. На репрессии мы отвечали противостоянием, неповиновением, борьбой.
- Какими вам видятся с высоты минувших 20 лет плюсы и минусы руководства Карабахского движения?
- Анализируя и оценивая сегодня деятельность перечисленных выше органов управления Движением, я прихожу к выводу, что, не имея опыта работы в столь непростых условиях, мы тем не менее в стратегическом плане действовали практически безошибочно. На мой взгляд, объясняется это тем, что мы не допустили внутреннего раскола и все решения принимали коллегиально. Эти решения рождались в результате тщательного анализа ситуации, целей и задач Движения, внешних и внутренних факторов. Конечно, ошибок избежать не удалось, однако они носили не стратегический, а скорее тактический характер и затем исправлялись. Ошибкой я считаю, к примеру, противодействие деятельности КОУ. Думаю, надо было извлечь из нее максимально большую пользу для нас. Если бы не замена Комитета особого управления на Оргкомитет Азербайджана, то развал СССР мы бы встретили экономически более сильными и наши потери в грядущей войне, на мой взгляд, были бы меньше. Вопрос этот спорный, и не все активисты Движения разделяют такую точку зрения.
Наши успехи объясняются многими факторами, но главным среди них, на мой взгляд, является то, что цели, провозглашенные Карабахским движением, совпали со стремлениями и чаяниями народа. В критических ситуациях народ не бросил своих лидеров, активистов на произвол судьбы, а позже стойко перенес все тяготы борьбы, навязанной ему войны, разруху, голод и холод, выдержал все испытания и доказал, что он достоин жить в свободной и независимой стране.
Второе условие - это наше единство. Имею в виду единство в руководстве Движением и национальное согласие, которое было достигнуто в самый критический период, то есть во время войны. Третий фактор - это умелое руководство Движением, а позже - государством, гибкая и эффективная система управления страной. Четвертое условие - это помощь и поддержка Армении, армянской диаспоры и прогрессивных демократических сил, что создало общий благоприятный фон, на котором разворачивалась наша борьба. Этот перечень можно было бы продолжить, но ограничимся главными факторами. В настоящее время в процессе урегулирования нагорно-карабахского конфликта сложилась такая ситуация, при которой сохранение статус-кво, на мой взгляд, представляет собой единственно реальный выход из нынешнего положения. Народы и политические элиты конфликтующих сторон не готовы идти на взаимные компромиссы, да и к тому же в регионе сложилась довольно сложная ситуация - во многом неясная и трудно предсказуемая. Поэтому главные наши задачи на сегодня - это ускоренными темпами развивать экономику Армении и НКР, повышать обороноспособность страны и сохранить внутриполитическую стабильность, поддерживать на высоком уровне дух народа.

http://www.golos.am

РЕ-АКЦИЯ

ГЛАВНАЯ

РЕ-АКЦИЯ

ИНТЕРВЬЮ

ПРЕССА

ИСТОРИЯ

КОНФЛИКТ

ССЫЛКИ

О САЙТЕ





 
  E-mail
  Степанян С.В. © 2008г,                      karabah.h18.ru                       НАЗАД
X